e_arhangelsky (e_arhangelsky) wrote,
e_arhangelsky
e_arhangelsky

Categories:

ИГРА

Несколько дней назад я играл. Играл в суд. Палата адвокатов Самарской области инициировала деловую игру – судебный процесс с участием присяжных заседателей. Моему коллеге Дьяченко И.В. и мне предложили поучаствовать в процессе. Мы выбрали сторону защиты. Нашими оппонентами выступили учащиеся школы молодого адвоката при Палате. Им же было предложено выбрать дело. Сторона обвинения поддалась соблазну взять простое дело:

Жила-была одна женщина. У неё были две дочери от первого брака. Она встретила мужчину, завязались отношения, они поженились. Однако через некоторое время семейная жизнь расстроилась: муж стал ругаться, и даже пару раз колотил жену. Женщина подала на развод, развелась, забрала детей и уехала к своей маме.

Примерно через месяц, бывший супруг приехал в школу и забрал оттуда детей под предлогом посещения зоопарка. Однако детей отвез к себе домой, лишил их связи с матерью. Женщина, придя в школу, пыталась связаться с бывшим мужем, но он на звонки не отвечал. Бывшая супруга написала заявление в полицию о пропаже детей, однако там, на обращение не отреагировали, объяснив, что не занимаются семейными делами. Женщина отправилась к дому бывшего супруга со своим знакомым. Стучали в двери, звали детей. Никто не ответил и они уехали.

На следующий день мать двоих детей повторно обратилась в органы полиции и потребовала каких-либо активных действий. Сотрудниками следственных органов было возбуждено уголовное дело по факту исчезновения детей. К дому бывшего мужа выехала следственная группа. По приезду туда следователи вызвали хозяина на улицу и предъявили ему постановление о производстве обыска. Завязалась потасовка, в результате которой бывший муж, оттолкнул сотрудника полиции, сел в принадлежащий ему автомобиль, отъехал на небольшое расстояние, развернулся и задавил следователя. Выскочив из машины, он выкрикнул полицейскому: «Получил, что хотел?!» и тут же был задержан сотрудниками полиции. При проведении обыска в дальней комнате его дома, в запертой комнате, были обнаружены дети.


Пройдёмся по материалам дела. Бывший муж не мог совершить преступление в состоянии аффекта – об этом говорит заключение соответствующей экспертизы. Происшествие не было обычным ДТП, поскольку автомобиль был исправен. Водитель имел техническую возможность затормозить, избежать столкновения автомобиля с полицейским, но тормозной путь на месте происшествия отсутствовал.

Идеальный обвинительный кейс («Case» – «папка», в юридическом социуме – «дело»). Человек задержан на месте преступления, есть профессиональные свидетели преступления – сотрудники правоохранительных органов. Есть даже «идеальные» потерпевшие – дети, которым сочувствуют присяжные. Но «прокуроры» перестарались. Они выбрали слишком лёгкое для себя дело.
В первую очередь отпали вопросы непричастности нашего подзащитного к совершению преступления – подсудимый задержан на месте преступления. Фактически, оставалась только два пути: признать вину и надеяться на снисхождение или же придумать версию, объясняющую поведение мужчины. Мы пошли по второму пути.

Был составлен примерный план действий:
1. Придумать причину изъятия детей у матери.
2. Объяснить причину удержания их в течение продолжительного времени, в том числе, во время вечернего (ночного) приезда супруги.
3. Ответить на вопросы «В связи с чем имеется агрессия к следователю?» и «Почему бывший муж его отталкивает?».
4. Пояснить – зачем он развернулся?
5. Разобраться – почему он задавил полицейского?

Была ещё версия про любовь к бывшей супруге, но была отметена нами сразу. Если подсудимый похищает детей, чтобы вернуть супругу, то он надоедливый поклонник. Практически каждый имеет опыт общения с таким человеком и отношение к ним у большинства людей негативное. Такая история очень легко примеряется на себя, использовать любовную версию для защиты было невозможно. Однако мы решили её использовать в отношении другой стороны, то есть, против них.

Родилась идея о разводе, который произошёл по инициативе супруги, а причиной размолвки послужила новая любовь супруги – новый сожитель. С учётом версии, предложенной стороной обвинения об имеющихся двух детях от предыдущего брака, появилась возможность намекнуть, что бывшая супруга является ветреной женщиной.

Сценарий пошёл от развода и нового сожителя. Поведение нового сожителя должно было быть социально опасным, это можно объяснить, как причину изъятия детей. Пересматривались версии о болезни или бытовом насилии со стороны сожителя, но в итоге мы остановились на его занятии - продаже наркотиков. Тут уже логичным выглядела связь нового сожителя с коррумпированными полицейскими, которые обеспечивали прикрытие его «бизнесу». У бывшего мужа должны были появиться подозрения об употреблении наркотиков. Из наркотиков выбрали «спайс», об опасности которого все слышали, но никто до конца не понимает их действия.

Тут становилось ясно, зачем подсудимый пригласил бывшую супругу на разговор после того, как забрал детей из школы и привёз их к себе домой. Соседи подсудимого подтвердили, что бывшая супруга со своим знакомым приезжала к дому, где были дети, и провела у дома некоторое время. Поскольку она была с неким «знакомым», его и назвали новым сожителем. Отсюда сразу же пришли к выводу, что он не пустил супругу именно потому, что она приехала с данным «опасным» человеком. Как бывший муж узнал о том, что супруга приехала не одна? Мы добавили видеодомофон, через него и происходило общение бывших супругов. Добавили угрозы в адрес бывшего мужа от сожителя о привлечении того к уголовной ответственности через «своих» полицейских.

Для подтверждения версии необходимо было продумать линию свидетеля, который бы подтвердил подозрения бывшего супруга. Чтобы мнение было авторитетным, мы решили привлечь сотрудника правоохранительных органов. Вероятную внутреннюю конкуренцию с полицейскими, приехавшими к подсудимому, устранили просто – он был сотрудником ФСКН. Дружил он с подсудимым давно – со времен совместной воинской службы в период боевых действий в Афганистане. Так, портрет «злодея-сожителя» мы подтвердили словами авторитетного свидетеля, с дополнительным указанием на «милицейскую крышу» сожителя.

С событиями обыска было очень сложно. Придумать хоть какое-то обоснование логичности действий бывшего мужа не представлялось возможным: событий мало, слов ещё меньше, последствия поступка ужасны. Появление видеодомофона чуть упростило ситуацию и позволило сделать звонок другу из ФСКН до момента выхода бывшего мужа к полицейским. Друг просил подсудимого тянуть время до его приезда. По выходу на улицу, наш подзащитный увидел постановление об обыске и автомобиль, в котором находилась его бывшая супруга и её сожитель. Он уже знал, что для проведения обыска необходимо решение суда. Не увидев судебного акта, он попытался увести всю группу от дома. Он сел в автомобиль, специально развернулся, но увидел, что следственная группа не преследует его и собирается лезть во двор дома через забор. Он принял решение вернуться обратно. Чтобы проехать и успеть зайти во двор, он попытался выставить автомобиль у ворот, в качестве препятствия проникновению во двор. Однако следователь, который стоял в удалении от места происшествия, бросился ему под колёса, а бывшего супруга задержали.

Мы придумали такую версию и предложили её суду. Однако нас удивила сторона обвинения, которая представила очевидца – сотрудника полиции, находившегося рядом с погибшим в момент наезда.

Кроме того, сторона обвинения представила видеозапись происшедшего, которую вёл один из полицейских. На вопрос предъявлялось ли погибшим следователем служебное удостоверение, свидетель ответил, что не помнит. Даже после просмотра видео, где следователь не предъявил удостоверение, свидетель сообщил, что он не помнит.

По моему мнению, это был главный пункт в защите. Попробую объяснить почему. Версия, которую предложила защита, на самом деле довольно абсурдна, но логична. В ней имеется чёткая связь событий. Она не объясняет причину трагического стечения обстоятельств, оставляя присяжным версию судьбы. При этом версия указывает, что правоохранители не соблюдали процедуру, предписанную им законом.

Давайте ненадолго отвлечёмся. Если есть определённый порядок вещей, то человек должен ему следовать вопреки любым своим соображениям. Когда происходит пожар, человек звонит по номеру «01», чтобы приехали бравые пожарные и спасли его. Если человека одолевает голод, то он идёт за продуктами в магазин или отправляется в кафе. А полицейские не соблюдают правила. Это обыденно, как автоматическое включение света в холодильнике, когда в нём открывается дверь. Обыватель удивляется, если при открытии дверцы холодильника свет не загорается и точно также наши граждане удивляются, когда полиция работает, как положено.

Вернёмся к делу. Установление нами обыкновенной простой лжи в показаниях полицейского дало присяжным повод полностью не доверять версии обвинения, которая основывалась на показаниях бывшей жены и результатах пары экспертиз. Вот и всё. Звучит воображаемая барабанная дробь, под которую присяжные ушли совещаться.

Вердикт таков. Подсудимый признан виновным в похищении детей, но заслуживает снисхождения в этом. Он признан виновным в ДТП, без снисхождения. С учётом последней амнистии и правоприменительной практики нашему подзащитному грозит 5 лет лишения свободы. По реальному делу с которого была взята данная история наказание было 25 лет. Безусловно, история там была более жуткой, но уж точно не в 5 раз.

Сам собой напрашивается просто людоедский вывод – наше общество согласно дать в пять раз меньше тому, кто лишил жизни сотрудника правоохранительных органов, если полицейский не предъявил удостоверение перед обыском.
Tags: Дьяченко И.В., ПАСО, Палата адвокатов Самарской области, адвокаты Тольятти, суд, учебный процесс
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Наркотики

    Был такой тихий канцелярский вечер. Я работал дома, правил сложный документ о сделке для одного из своих клиентов. Супруга разбиралась в коммунальных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments