e_arhangelsky (e_arhangelsky) wrote,
e_arhangelsky
e_arhangelsky

Сломанное детское лето

«У меня дети. У меня их двое: мальчик и… м-м… де… тоже мальчик. Два мальчика. Вот.».

«Служебный роман» – прекрасный фильм! У меня тоже два мальчика: Михаил и Матвей 2005 и 2009 годов рождения. Что значит воспитывать двух мальчиков? Это травмы, травмы, травмы. Я знаю, где находятся все травмпункты Тольятти и Жигулевска, где детская травматология, как найти круглосуточного ЛОРа и офтальмолога. Багаж моих знаний включает даже такие специфические сведения – в какую дверь заходить в детской многопрофильной больнице г. Тольятти в вечернее время, чтобы попасть на рентген (если кто не знает – по средней лестнице) и кто в травматологии – хороший врач, а кто может прийти на работу со следами употребления алкоголя. Общением с врачами в стационарах занимаюсь, в основном, я, а супруга общается с нашими участковыми врачами. В стационарах с детьми мы лежим по очереди с супругой, а общением и принятием решений о выборе способов лечения занимаюсь я. Спросите – к чему вся эта предыстория? К рассказу о том, как родителей одного мальчика из Жигулёвска лишили права принимать решение о лечении ребёнка.

Счастливая семья из Жигулёвска отправила сына отдыхать. Мальчик, назовём его Борисом, прибыл в лагерь «Звездный» в г. Тольятти. По словам родителей: «Ребёнку там нравилось. Внешний вид лагеря нас несколько пугает, но питание там нормальное и ребёнку весело». Веселье закончилось 6 июня 2015 года. Около 10 часов вечера ребёнок позвонил своей матери и сообщил, что он сломал ногу, ему наложили гипс. Неудивительно, что мама мальчика оказалась в шоковом состоянии. Сказать, что родители были в бешенстве, значит, не сказать ничего. У родителей мальчика не возникло мысли мстить за травму ребёнка, они взрослые люди. Но один объективный вопрос не даёт им покоя: «Почему из лагеря не сообщили родителям о происшествии?». Подробности они узнали, когда мальчик вернулся домой.

Со слов Бориса, дело было так:

- Ближе к вечеру 6 июня 2015 года он находился в коридоре корпуса лагеря. Некая девочка, пусть будет Юля, бежала по коридору и, по неосторожности, толкнула его. Мальчик упал на пол, а девочка наступила ему на ногу. В это время в коридоре находилась вожатая. Борис почувствовал сильную боль и пошёл в комнату. Нога начала опухать, он решил пойти в медпункт и сообщил об этом своей вожатой. В медпункт мальчик шёл один, его никто не сопровождал. Там ему приложили лёд, намазали ногу мазью, и предложили прийти после ужина, что он и сделал. После ужина нога опухла ещё больше. Медработник сообщил ему, что надо съездить в травмпункт.

Один из вожатых, которого Борис не знал, сопровождал его в больницу. Ребёнка везли в больницу на машине лагеря, а не на «Скорой». Его доставили в АПК №6, где сделали рентген. Рентген показал, что у ребёнка перелом ноги. После этого Борис позвонил матери, сообщил о происшедшем и ему наложили гипс на сломанную ногу. По возвращении в лагерь ребёнка положили в изолятор медпункта лагеря. Там он переночевал, а утром его забрали родители.


Как рассказал Борис, в период его нахождения в лагере был случай, когда девочка сломала ногу на дискотеке. Девочка была из его отряда. Ещё нескольких детей по разным причинам возили в травмпункт.

Ко мне обратились родители Бориса. У ребёнка перелом стопы. Он будет лечиться минимум 6 недель. Лето для него закончилось: купаться нельзя, бегать противопоказано, велосипед и ролики придётся отложить. Родители обратились ко мне с просьбой защитить их сына. Мотивация обращения к адвокату простая - "Почему не сообщили родителям?". Почему просто не позвонили и не сказали о происшествии? Почему о ЧП им сообщает расстроенный ребенок, а не вожатый, находящийся рядом? Почему способ лечения для ребенка выбирает незнакомый их сыну человек? Как так получилось, что в ситуации ребёнок и его родители оказались беспомощны заложниками равнодушия работников детского лагеря?!

Я написал жалобу в прокуратуру Центрального района г. Тольятти и начинаю готовить иск в суд о компенсации морального вреда. О развитии событий буду сообщать в блоге.
Tags: Евгений Архангельский, Звездный, Звёздный Тольятти, Тольятти, лагерь Звездный Тольятти, травма ребенка Звездный
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Закон на стороне матери и ребёнка

    Когда я работал в прокуратуре, у меня было право защищать только инвалидов, малолетних и стариков. Ограничения не позволяли защищать работающих лиц…

  • Наркотики

    Был такой тихий канцелярский вечер. Я работал дома, правил сложный документ о сделке для одного из своих клиентов. Супруга разбиралась в коммунальных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments